26. 08. 2019

«Многие в Европе мечтают обняться с Путиным»

Разговор с Айдером Муждабаевым — о новой украинской власти, русских либералах и Крыме

Текст: The Report
Публичный разговор с украинским, крымско-татарским журналистом и блогером Айдером Муждабаевым состоялся в Израиле, в пригороде Тель-Авива. The Report публикует основные тезисы беседы о войне, Крыме, Путине, Зеленском и будущем Украины.

О разговоре с Европой

Власть в Украине сменилась и многие европейские лидеры почувствовали, что не имеют обязательств перед новым украинским президентом. Многие в Европе мечтают обняться с Путиным, мечтают о взаимной и долгой любви. Но в предыдущие годы им казалось, что это не очень прилично, сейчас же времена изменились.

Разговоры о возврате России в большую «семерку» — это такой длинный 37-й год. Современная легализация аннексии Судетской области Гитлером. Это все плохие симптомы, как мне кажется. Жизнь ничему не учит целые нации. Они вернут Путина в «семерку», а сами же тогда станут его «шестерками».

О вечном двигателе Путина

Путинский режим понял, что изобрел такой вечный двигатель — бабло. Они покупают западных политиков. На деньги за газ и нефть, которые получают от тех же западных политиков. О будущем своих стран никто не думает. При этом все считают, что маньяк успокоится.

Украина — базовый камень империи в представлении Путина. Камень преткновения. От нее он не может отказаться. И Майдан нанес глубокое оскорбление Путину.

Он считает, что Белорусь может присоединить завтра же. Или оккупировать Грузию. Но не видит своей империи без Украины. Поэтому я не верю в мир с агрессором. Война будет продолжаться. Путину просто незачем отступать, нет ни одной причины для этого. А мы оказываемся заложниками преступника.

О русских либералах

Я хорошо знаком с многими, кого мы называем русскими либералами. И когда я, например, работал в якобы либеральной и критически настроенной к Путину газете «Московский Комсомолец» я помню день, когда по телевизору транслировали присоединение Крыма. И знаете, вся редакция собралась в большом зале, негде было шагу ступить, смотрела на экран и ликовала. Все радовались как дети. Я был поражен. Я проработал в газете 17 лет, и на следующее утро со мной почти никто не разговаривал как с прокаженным. И это в редакции, журналист которой был убит неизвестными (Дмитрий Холодов, журналист «МК» погиб в результате взрыва, когда открыл в редакции, присланную ему бандероль — ред.)

Беда русских либералов в том, что они поражены имперскостью так же как и остальное российское общество. Это знаете, как в конце тридцатых при Гитлере, даже те, кто не были его симпатиками, говорили после аннексии «Ну вот, хоть это он правильно сделал!» Так и с русскими либералами.

При этом они верят, что страну можно изменить реформами. И не хотят понимать, что их страна больна раком, помогут только радикальные меры. Лишь некоторые начинают это молчаливо осознавать сейчас. Но я не верю в российский протест. Погибать так за идею, выходить на митинги — так за реальные изменения. А не за то, чтобы та или иная девушка попала в Мосгордуму.

Об Украине

Украина — самая недолюбленная страна мира. Она недолюблена прежде всего своими гражданами. Это можно понять. Сотни лет ей говорили, что это не страна, не государство. Все это из-за этой колониальной политики. По-моему мнению, в стране живет огромное количество людей с паспортами страны, но для которых Украина не представляет сентиментальной ценности. Это просто такое место проживания, более или иногда менее удобное для жизни.

Колониальная политика последних 400 лет привела к тому, что в стране многим «все равно». Одни воюют на фронте, другие же дома «устали о войны». Это беда и горе, когда в государстве столько коллаборантов.

Ведь гражданин — это не просто обладатель паспорта. Это тот, кто держит спину прямо. Но в любой стране есть коллаборанты — у нас вот 700 тысяч человек уехали в страну оккупанта.

О Донбассе

Мы живем в удивительном мире сегодня, когда терминология находится в руках преступника. Преступник сам называет свои действия как хочет. Тут он говорит «Я помогаю повстанцам». И мир реагирует так: ок, там повстанцы. За кулисами же говорят, ну «мы все понимаем, но сказать в эфир не можем».

Я был в французском бюро агентства «Франс Пресс» — у них в офисе на карте Украины над территорией Донбасса было написано: «Повстанцы, симпатизирующие России». Я был в шоке. То есть не оккупированная земля, с российскими танками и «градами», а это все повстанцы. Потому что такую терминологию ввел сам преступник.

О российской пропаганде

Одна из методик пропаганды — расчеловечевание врага. Тогда общество понимает: убивать становится можно. Вот там — бандеровцы, фашисты, враги. По такой схеме действовала российская пропаганда во время войны в Чечне. Точно также были расчеловечены чеченцы. Сказали, это террористы, их можно убивать.

И, кстати, расчеловечевание чеченцев Запад полностью проглотил. Дальше Путин занялся Грузией. И мир говорит: ну у жертвы была коротка юбка, она сама разозлила агрессора. Не нужно было ссориться с большой Россией. Вот тогда, после грузинских событий, Путин понял, что ему можно все.

А сегодня плакаты «Останови террориста!» висят на школах в Крыму. Откуда, скажите, там террористы.

О Зеленском

Украину накрыл эффект политического цунами. А цунами сносит все подряд, без разбору — и стриптиз-клуб и монастырь.

Украинское общество должно требовать от Зеленского реформ и перемен — сам он до конца не понимает, что нужно делать. Посмотрите на международной арене, команда Зеленского пока лишь наблюдает, причем достаточно вяло. Как на минном поле — там рвануло, тут рвануло. Трамп что-то сказал, Меркель что-то сказала. И вот уже Путина готовы вернуть в «семерку».

По большому счету, феномен Зеленского — это феномен Голобородько (персонаж сериала «Слуга народа» — ред), создание чувственной иллюзии для населения. Откажутся от нее так же быстро, как и очаровались.

Зеленского можно упрекнуть в том, что он пошел туда, понимая, что ничего не знает. Я бы не решился и не пошел.

Большинство ведь проголосовало из-за неуловимого желания перемен. Это как в комнате, сидит человек смотрит на свою мебель и интерьер и думает «нужно что-то менять». Ну, горшок с цветами может переставлю. Так избиратель подошел и к политике. Что с этим всем делать? Сейчас власть сама в растерянности, но априори мы понимаем одно — вся ответственность будет на одном человеке, на Владимире Зеленском.

Скажу, он отчаянно смелый человек.

О Крыме

Все разговоры о независимости Крыма — это речь о предательстве крымских татар. У нас, крымских татар, нет демографического большинства. А чтобы просто даже представить себе независимость, необходимо, чтобы доля крымских татар была хотя бы 50 процентов и более, сейчас же их всего 15 процентов.

Лично я считаю, что путь Крыма и его коренного народа, крымских татар — это автономия в составе Украины, будущего члена Европейского Союза. Только так мы, меньшинство математическое, не станем меньшинством политическим.

Я мечтаю, чтобы ни один русский не говорил мне, что Крым — это их земля.

***

Давайте посмотрим, кого из продажных политиков мы увидим на трибуне мавзолея Ленина на параде Победы 2020 года рядом с Путиным. Как мне кажется, это будет прекрасной исторической иллюстрацией к возможной Третьей Мировой войне.

Записал Андрей Линский

Фото: Павел Маргулян, Андрей Линский

Теги:

Подпишись на рассылку и будь в курсе!

Самое интересное за неделю



Подпишись на рассылку и будь в курсе!

Самое интересное за неделю